Reset

Если причина убытков – действия директора

Просмотров: 1144

Случается, что тот, кто должен защищать интересы фирмы, отдает предпочтение защите своих собственных интересов. Фирма в результате такой трогательной заботы терпит убытки, а вот кто может потребовать возмещения данных убытков? И где грань между разумным риском и недобросовестным поведением?крыса-директорСпоры о взыскании с генерального директора убытков, причиненных юридическому лицу — всегда корпоративные, даже если стороны обосновывают свою позицию нормами трудового законодательства. То есть эти споры всегда подведомственны арбитражному суду.

Иск к генеральному директору о взыскании убытков, причиненных юридическому лицу, вправе обращаться само юридическое лицо или его участник (учредитель).

В то же время Пленум ВАС России дает возможность подачи иска и участником юридического лица, который на момент совершения генеральным директором спорных действий не был участником этого юридического лица.

Течение срока исковой давности по требованию такого участника начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника.

Если данный иск предъявлен самим юридическим лицом, то срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента:

•    когда юридическое лицо, например в лице нового генерального директора, получило реальную возможность узнать о нарушении;

•    когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия генерального директора, за исключением случая, когда указанные лица были аффилированными по отношению друг к другу.

В исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.

Неразумный риск или обычная практика?
ГК РФ всех обязывает вести себя добросовестно (ст. 1 ГК РФ), и тем более действовать добросовестно и разумно в интересах представляемого юридического лица должно лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

Разумеется, предпринимательская деятельность – деятельность рискованная, и вполне возможно принятие ошибочных и убыточных решений и без малейшего злого умысла.

В любом случае суд исходит из того, что не может быть признан виновным в причинении убытка фирме ее руководитель, если он действовал исходя из обычных условий делового оборота либо в пределах разумного предпринимательского риска.

Например, суд признал несостоятельными требование о взыскании упущенной выгоды при реализации имущества гендиректором по цене 69 750 000 руб., а не 75 000 000 руб. – именно такова, по мнению истца-акционера, была рыночная стоимость имущества.  Суд указал, что цена реализации близка к рыночной, и истец не доказал, что было реально продать ее на более выгодных условиях, и получить сумму разницы, которая предъявлена к взысканию по делу (определение ВАС России от 13.05.2013 № ВАС-5911/13).

По другому делу акционер потребовал с руководителя возмещения убытков, поскольку в период исполнения ответчиком обязанностей директора общества оно привлекалось к административной ответственности в виде наложения трех штрафов на общую сумму в полтора миллиона рублей. Суд указал, что неверно считать, что любые нарушения бухгалтерского учета, повлекшие последствия в виде доначисления налоговых платежей и взыскания штрафных санкций, являются безусловным основанием для привлечения единоличного исполнительного органа юридического лица к гражданско-правовой ответственности. В таком случае не учитывается один из элементов правонарушения, в частности — виновность поведения ответчика с целью причинения вреда обществу (ФАС Дальневосточного округа от 23.07.13 № Ф03-3215/2013).

Аналогичные выводы содержат и иные судебные акты (определение ВАС России от 17.01.13 № ВАС-18170/12, постановление ФАС Московского округа от 04.07.13 № А40-103915/12-159-972 и т. д).

Добросовестность и разумность при исполнении генеральным директором возложенных на него обязанностей ВАС России определяет следующим образом: это принятие «необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством» (п. 4 Постановления Пленума ВАС России от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», далее – постановление № 62).

Под сделкой на невыгодных условиях ВАС России понимает сделку, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых при сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Например, предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два раза (или более) ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента.

Определять, что считается обычным условием делового оборота и разумной степень предпринимательского риска в любом случае будет суд, но президиум ВАС России дал ориентиры: за какие действия с генерального директора могут быть взысканы убытки.

Это, в частности, действия генерального директора, которые привели к:
•    заключению сделки на невыгодных условиях;
•    возникновению у юридического лица убытков вследствие неразумного или недобросовестного выбора генеральным директором контрагента;
•    возникновению у юридического лица убытков вследствие неразумного или недобросовестного выбора генеральным директором (представителя, работника юридического лица);
•    возникновению у юридического лица убытков вследствие ненадлежащей организации системы управления;
•    привлечению юридического лица к публично-правовой ответственности.

При этом требование о взыскании убытков с генерального директора удовлетворяется независимо от того, была ли у фирмы возможность получить возмещение потерь с помощью иных способов защиты гражданских прав (п. 8 постановление № 62). В то же время если возмещение уже получено, то получить его второй раз, но уже за счет гендиректора, не удастся (принцип недопустимости двойного возмещения).

То, что действия генерального директора были одобрены решением коллегиальных органов юридического лица или его учредителей (участников) – не основание для отказа в удовлетворении требования о взыскании с генерального директора убытков. Равно как и действия генерального директора во исполнение указаний перечисленных выше лиц.

Следует отметить, что если действия генерального директора, приведшие к возникновению у юридического лица убытков, были одобрены решением коллегиальных органов юридического лица или его учредителей (участников) либо осуществлялись по их указанию, то данные лица наряду с генеральным директором несут солидарную ответственность за причиненные юридическому лицу убытки.
Исключение составляют те члены коллегиальных органов юридического лица, которые голосовали против решения, повлекшего причинение убытков, либо не участвовали в принятии этого решения (п. 7 постановления № 62).

Когда поведение считается недобросовестным
Очень важно, что в постановлении № 62 ВАС России определил условия, при наличии которых поведение гендиректора признается недобросовестным.

Гендиректор действует при наличии конфликта между его личными интересами и интересами аффилированных с ним лиц, и интересами юридического лица. В том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки. Исключение составляют случаи, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке.

Гендиректор скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении сделки. То есть сведения о сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица.

Гендиректор совершил сделку одобрения соответствующих органов юридического лица, если таковое требовалось в силу закона или устава.

После прекращения полномочий гендиректор удерживает документы, касающиеся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица, и уклоняется от их передачи юридическому лицу (причем бывший директор обязан доказать, что у него нет этих документов, печатей и т. д.).
Наконец, гендиректор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица. Например, если гендиректор совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях, или с проблемным контрагентом.

Когда поведение неразумно

Неразумность действий (бездействия) генерального директора считается доказанной, если (п. 3 постановления № 62):

•    гендиректор принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
•    гендиректор не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для принятия решения информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах (например, было доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации);
•    генеральный директор совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).

Из сказанного вытекает как минимум однозначная необходимость проведения проверки добросовестности контрагентов. Понятно, что при оценке указанных условий суд будет учитывать не только их и нормы закона, но и внутренние документы фирмы, показатели хозяйственной деятельности и иные имеющие значение обстоятельства.
 
Противоречие равно добросовестности

Доказывать недобросовестность и неразумность поведения гендиректора должен тот, кто требует возмещения убытков (фирма, учредитель (участник)). Гендиректор, само собой,
вправе представлять доказательства добросовестности и разумности своих действий.

И одним из доказательств добросовестности может быть отсутствие единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, привлекшими юридическое лицо к ответственности, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица (абз. 2 п. 4 постановления № 62).

Также доказательством добросовестности могут быть:
•    неблагоприятная рыночная конъюнктура;
•    неправомерные действия третьих лиц;
•    аварии, стихийные бедствия и тому подобные обстоятельства.

Внимание: гордое молчание, т. е. отказ от дачи показаний либо их явная неполнота могут быть квалифицированы судом как недобросовестное поведение.
В заключение следует отметить, что арбитражный суд не вправе полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении генеральным директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 6 постановления № 62). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков суд определяет с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.